Темная тема
A+ | Сброс | A-
В ополчение приходило много женщин – иной раз даже больше, чем мужчин- макеевский военврач

В ополчение приходило много женщин – иной раз даже больше, чем мужчин- макеевский военврач
Я возглавляю медицинскую службу в 3 Государственном военизированном горноспасательном отряде. В шахте за много лет службы насмотрелся всякого, оказывал помощь пострадавшим горнякам, которые и под завалами оказывались, и после шахтных взрывов выживали. Но пришла война, и мы столкнулись с огнестрельными ранениями, контузиями, оказанием медицинской помощи в военных условиях, практически на поле боя… Впрочем, обо всём по порядку.

Когда в Макеевке взорвались первые снаряды ВСУ, я понял: моё место в ополчении – я как мужчина и как гражданин обязан защитить родной город. К тому времени мои родные уехали, здесь остался я один. Советоваться было не с кем, а с самим собой разговор был короток: надо на передовую. Но в самое пекло меня не пустили, а направили в военную полицию (комендатуры тогда создавались в каждом районе города) – военным врачом. Командир Центрально-Городской комендатуры Александр Афендиков, позывной «Грек» (впоследствии глава администрации г. Дебальцево – ред.), сказал: «Здесь тоже медик нужен», и оказался стопроцентно прав.

Кто только в комендатуре не нуждался в помощи! Ополченцы, поднятые по зову сердца, долга и совести, шли на защиту Донбасса, невзирая на свои недуги. А их хватало: среди военных были и инвалиды, и те, кто имел профессиональные заболевания. Но люди встали на защиту, движимые долгом, и их надо было лечить, ставить на ноги, делать из них боеспособных солдат…

Приходило много шахтёров, металлургов, просто молодых ребят – недавних выпускников училищ, техникумов. Мы их, конечно, жалели – юношескому запалу не место на поле боя, но в тылу они очень помогали. Должен же кто-то и в лазарете работать, и на кухне, да и в наряды ходить.

В ополчение приходило много женщин – иной раз даже больше, чем мужчин. А уж медики – те все почти женщины. Из мужчин – я, мой товарищ и медик из Санкт-Петербурга. Взял на работе отпуск и приехал в Донбасс – защищать. Мы постоянно учились друг у друга, ведь особого опыта работы с ранениями и контузиями у нас на тот момент не было. Помогли знания, которыми делились российские коллеги. Затем большую методическую помощь я получил в ходе совещания медицинских работников ополчения, организованную Министерством обороны ДНР.

Врачей не хватало. Я предлагал многим знакомым последовать моему примеру, но ответом была тишина. Зато с медикаментами было всё в порядке – Россия выручала. Их было даже больше, чем нужно. Излишки отдавали макеевским больницам, роддомам, детскому дому, садикам, отсылали в госпиталь в Донецк.

Когда ребята заступали на дежурство в комендатуре или ехали на блокпосты, они обязательно проходили медицинское освидетельствование: на блокпостах должны были быть люди адекватные, трезвые. Чего греха таить – некоторые с этим не считались. Может, некоторые так хотели заглушить глубоко сидящий страх –алкоголь помогал легче относиться к ситуации, когда над головой снаряды рвутся.

Мы понимали их, конечно, но в таком виде на передовую не отпускали. Постепенно все поняли: с нашими медиками лучше не спорить.

…Оказав первую медицинскую помощь раненым ополченцам, мы отправляли их на стационарное лечение в наши макеевские больницы, прежде всего в Рудничную. Врачи «Руднички» принимали раненых в любое время – больница работает круглосуточно, ургентно. На них, конечно, лежала большая нагрузка. Как и на «Скорой помощи» – с ними мы тоже тесно сотрудничали. Ведь именно они подъезжали, зачастую, когда ещё вовсю шёл бой, чтобы увезти раненых…

Оставили след в душе и искалеченные жизни попавших в плен противников, которым армейское начальство приказывало стрелять по мирным жителям, и им приходилось подчиняться. С психикой у этих людей было плохо. Приходилось вести долгие беседы, выяснять причины «поехавшей крыши». Да и среди наших тоже было немало людей, чья психика в результате боевых действий претерпела нарушения – к сожалению, так называемый «синдром войны» оставил свой отпечаток. Да и вообще, война, так или иначе, искалечила всех, кого коснулась, – морально и физически. И лишь медики должны были оставаться с холодной головой и адекватным отношением к происходящему. Ведь кто, как не они, должны быть готовыми оказать помощь в любое время и по первому зову!

Мы очень старались выдержать…

Стилистика и пунктуация автора сохранена

Виктор Р. заместитель командира 3 ГВГСО по оперативно-медицинской службе, г. Макеевка

В проекте «Как я встретил начало войны» каждый житель Донбасса может рассказать, как именно изменила война его жизнь, что произошло в его судьбе с началом боевых действий в Донбассе. Необходимо, чтобы весь мир узнал о тех тревожных днях 2014 года, когда началась гражданская война.

Вы можете отправить свою историю нам на почту: pismo@donbasstoday.ru

Все письма можно прочесть — здесь

The post В ополчение приходило много женщин – иной раз даже больше, чем мужчин- макеевский военврач first appeared on Донбасс Сегодня.


Все новости издания: donbasstoday.ru

Новости партнеров:

Наши мобильные приложения:

Просмотров: 29533
Опубликовано: 28.10.20


Похожие новости: