Темная тема
A+ | Сброс | A-
Какой контраст! — самолёты в Крыму и те, которые несли страх и смерть в небесах Донбасса

Какой контраст! — самолёты в Крыму и те, которые несли страх и смерть в небесах Донбасса
Сначала никто всерьёз не воспринимал палаточный городок в Киеве. Для нас он был каким-то нереальным, и вообще – на наш взгляд, явлением временным. Если бы мы только знали, к чему всё это приведёт…

На тот момент мы жили в Горловке. Когда в Киеве начался штурм, я помню, как по всем каналам только это и показывали. Не скажу, что я испугалась, ведь это было так далеко – мы в спокойном и мирном Донбассе, а они пусть в столице разбираются в том, что сами заварили…

Но в интернете, в социальных сетях стали появляться группы, призывающие вступить в отряды самообороны. Я очень прониклась этой идеей – хотела, чтобы муж вступил в отряд, и, как другие мужчины, патрулировал улицы города, охранял памятник Ленину (вам смешно? А мы очень переживали за старичка, ведь в «незалежной» процветал «ленинопад»).

Жизнь продолжалась, хотя напряжение и росло. Я в первый раз отдала сына в детский сад. Это был май 2014 года, а уже 22 июня мы уехали… Тогда еще работала железная дорога. Мы уехали в Крым – там живёт моя двоюродная бабушка. Муж остался в Горловке, так как его завод продолжал работать.

Накануне нашего отъезда над Горловкой летал военный самолёт. Всё, о чем я мечтала тогда, – лишь бы успеть вывезти сына (ему на тот момент было 2 года). Бог миловал, мы благополучно покинули страну. Больше не слышали вражеских самолётов. В Крыму мы жили недалеко от Севастополя, где есть аэропорт, часто видели пассажирские лайнеры, которые взлетали и садились. Какой контраст с самолётами, которые летали над небом Донбасса! Те несли только страх и смерть…

Мы уезжали на несколько недель, а получилось, что на несколько месяцев. На тот момент дула танков уже были направлены на Славянск. Никто не верил, что посмеют стрелять, но они посмели…

Потом – как гром среди ясного неба: я услышала, что Славянский гарнизон отступает в Горловку. Лично для меня это было началом конца. Я находилась, как в тумане. Мы все видели, что вражеская артиллерия сделала со Славянском. Теперь та же участь ждала и Горловку! Этот город мне очень дорог. Столько хорошего связано с ним: студенческие годы, первая настоящая любовь, замужество, рождение сына… В общем, для меня это был шок. Я звонила мужу, уговаривала приехать, но он отказывался. На протяжении всех активных боевых действий его завод не останавливался. И супруг был там, хотя многие уехали.

Я помню, как центр Горловки впервые обстреляли. Перед глазами фото «Горловской Мадонны» с мёртвым младенцем на руках. Я помню, как я плакала, как бесконечно жаль было наших людей, которые умирали просто так, потому что кто-то решил, что мы живем «неправильно».

И снова были звонки и уговоры, но муж стоял на своём. Из Горловки он так и не уехал…

А мы были далеко. День сменялся ночью, и так бесконечно. В душе укреплялась безысходность. Мы не знали, что будет завтра. Куда мы будем возвращаться? Хотя в том, что БУДЕМ ВОЗВРАЩАТЬСЯ, сомнений не было…

Время шло, в Донбассе бушевала война. Вся наша жизнь тогда состояла из сводок новостей. Информацию мы в основном получали из групп в социальных сетях. Мы, женщины и дети, ждали, когда наши ребята прогонят врага с родных земель. А города отстроим и приведём в порядок. Был бы мир…

…Стоял конец августа. Саур-Могила была освобождена, и мы решили возвращаться. Дорога была тяжёлая, на машине, через Керченскую переправу, Краснодарский край и Ростовскую область. Ехали через Успенское КПП, которое встретило нас мраком. Ни одного фонаря не горело с нашей стороны. Тем не менее, мы вернулись домой. Донбасс, теперь мы с тобой, и больше не покинем, что бы ни случилось.

Заехали в село Успенку к моей тётке. Здесь и застало нас подписание первых минских договоренностей. Мы верили, что участники будут соблюдать Минск-1, нам хотелось в это верить…

Приехали в Торез. Каким пустынным он казался! Что в первую очередь запомнилось, так это отсутствие воды. Приходилось выстаивать огромные очереди, чтобы набрать немного. Но мы не жаловались, ведь шла война… Прошло ещё немного времени, и я решила, что пора возвращаться в Горловку. Добираться было тяжело, т.к. автобусы практически не ходили. Я не поверила своим глазам, когда увидела любимый город. Разбитые дома, окна без стёкол, везде разруха. Но больше всего меня поразила тишина. Город, который всегда гудел, как огромный улей, сейчас молчал. И это невероятно угнетало…

Но мы привыкли. Мы наконец-то были дома! Дом уцелел, окна все на месте, муж продолжал работать, ребёнок пошел в сад. Жизнь продолжалась, но это была уже какая-то другая жизнь. Периодически подрагивали стёкла, были слышны разрывы снарядов. Страшней всего – ночью, когда начинается канонада. Ты вскакиваешь с кровати и в первую очередь выталкиваешь кроватку со спящим ребенком в коридор, где нет окон, подготавливаешь документы и деньги, садишься на табуретку рядом с ребёнком. Читаешь сводку в «Самообороне Горловки» и молишься — за детей, за родных и за ребят, которые на передовой, которым сейчас сложнее всего… Страх за сына пересилил – мы уехали в Торез. А душа болит за родной город…

Хочется верить, что в скором времени и Горловка, и Донецк, и другие прифронтовые города перестанут страдать, там наступят мир и спокойствие. Я верю, что за чёрной полосой всегда идет белая, и наша белая полоса – впереди. Донбасс выстрадал своё, и он должен быть счастливым!

Екатерина Ф. г. Торез

В проекте «Как я встретил начало войны» каждый житель Донбасса может рассказать, как именно изменила война его жизнь, что произошло в его судьбе с началом боевых действий в Донбассе. Необходимо, чтобы весь мир узнал о тех тревожных днях 2014 года, когда началась гражданская война.

Вы можете отправить свою историю нам на почту: pismo@donbasstoday.ru

Все письма можно прочесть — здесь


Все новости издания: donbasstoday.ru

Наши мобильные приложения:

Просмотров: 10131
Опубликовано: 31.07.20


Похожие новости: