Темная тема
A+ | Сброс | A-
"Если мы будем больше общаться друг с другом, то придем к миру". Интервью с режиссером докфильма "Поезд" Киев – Война"

"Если мы будем больше общаться друг с другом, то придем к миру". Интервью с режиссером докфильма "Поезд" Киев – Война"
Йод.media встретился с Корнеем на фестивале "Молодость", где он презентовал свой фильм, чтобы поговорить о съемках, безопасности героев, которые живут на оккупированной территории и удалось ли ему понять, когда конфликту будет положен конец.Но сначала трейлер:"В документалистике есть большой соблазн снимать трэш"- Корней, как родилась идея снять фильм об этом поезде?- Для меня война заключена в этом поезде, так как он соединяет меня с моими родственниками, которые живут на оккупированных территориях. Он соединяет меня с друзьями, которые периодически приезжают сюда, в Украину.Я очень много раз провожал или бабушку, или кого-то еще на этот поезд и оказывался в нем. Я ездил этим поездом несколько раз в Краматорск, когда мне нужно было по работе. То есть пересекался с людьми, которые им ездят. И это очень интересный срез мнений, срез людей.Мне хотелось документально заснять настроения пассажиров в этом поезде, атмосферу, обстановку.Для меня этот поезд – самая яркая метафора войны.- Вы снимали в период с августа по октябрь 2019-го. Считал, сколько времени провел на сообщении Киев - Константиновка во время съемок?- Мы ездили блоками. Думаю, это было где-то тридцать поездок между Киевом и Константиновкой.Нас организационно поддержала "Укрзализныця", предоставляя возможность выкупить купе для съемочной группы. Каждый билет мы покупали, но всегда были билеты на те даты, на которые нам было нужно.- Сколько человек опросили для фильма? И вопросы задавал только ты или съемочная группа подключалась?- Наверное 90% - это общался я. Но иногда, когда я уставал, когда понимал, что мы едем четвертую ночь в поезде, и я задаю одни и те же вопросы и, возможно, нужно дать какой-то другой энергии, тогда просил, конечно, и звукорежиссера, и администратора, и оператора коммуницировать. Подбрасывать какие-то другие вопросы людям.Мы снимали маленькой камерой, старались как можно качественнее записать звук, поэтому ребята обычно были сосредоточены на технических процессах. Им было сложно отвлекаться еще и на разговоры.По поводу того, сколько людей было опрошено, то я не считал. Но думаю, очень много. Потому что тридцать поездок и каждый раз по 5-10 интервью.- Вы заранее запланировали набор вопросов к пассажирам или импровизировали?- Средний вариант. Конечно, у меня были какие-то вопросы, какие-то темы, на которые хотел поговорить с людьми. Меня интересовало, как они видят будущее региона, каким образом закончить войну.Но всегда сначала я знакомился с человеком, понимал, что у него болит, почему он оказался в поезде, куда ему нужно ехать, какая у него цель, и уже отталкиваясь от этого, выстраивал разговор более конкретно, по своим темам.Если человек хотел поделиться своими надеждами на будущее, мы разговаривали об этом, если у человека была история о том, что война отняла у него, тогда я сосредотачивался на этом.- По поводу безопасности героев фильма, часть из них живет на оккупированной территории. Вы подписывали с людьми декларации о том, они дают согласие на участие в съемках?- Я об этом много думал. Это вопрос моральный. В документалистике всегда существует соблазн маленькими камерами снимать все скрыто, писать звук и провоцировать людей. И снимать, грубо говоря, какой-то трэш.Но мы сразу понимали, что эти люди живут на очень опасной территории, где права человека - вопрос довольно размытый. Поэтому единственное, что я мог сделать - это рассказать человеку, для чего мы общаемся, что это за фильм, и если человек соглашался, то мы переспрашивали: "Вы действительно готовы, потому что ваше интервью будет в фильме?". Если и после этого человек соглашался, то мы подписывали документы о согласии, что его слова и лицо будут в проекте.Были и такие, которые говорили: "У меня будут проблемы, но я хочу вам об этом рассказать".- Но ты готовишься к тому, что когда фильм увидят на оккупированных территориях, у твоих героев могут возникнуть проблемы?- Те люди, которые живут на оккупированной территории и выражают что-то максимально антиукраинское, то у них точно не будет проблем. А те, которые говорили что-то проукраинское, не знаю. Это их выбор, я не заставлял это говорить. Я, конечно, понимал, что у них могут быть проблемы, но я не могу никак на это повлиять."Люди, которые воюют с двух сторон, возможно, больше остальных готовы к диалогу"- Фильм построен на диалоге и почти все твои герои говорят о том, что для завершения войны нужен диалог. По твоему мнению, действительно ли в диалоге заключена такая большая сила?- Любой диалог лучше войны, но одно дело сидеть в кафе в Киеве, не участвовать в конфликте, жить своей жизнью и говорить: "Украина - превыше всего, нужно отвоевать территорию, несмотря на человеческие жертвы". Или наоборот. Кто-то сейчас в кафе в Донецке, кто-то, кто очень неплохо пристроился на контрабанде, сидит и говорит, что надо танками ехать.Мне кажется, что люди, которые воюют с двух сторон, вряд ли будут так говорить, потому что они знают, что такое война, они знают, что такое смерть, и, возможно, они больше остальных готовы к диалогу. Конечно, есть люди, которые считают, что диалог не нужен, а нужно доказать свою точку зрения, несмотря на любые обстоятельства.Мне кажется, что этим вторым людям трудно что-то доказать. Мне кажется, они не чувствуют, что человеческие жизни - хрупкая субстанция. Сегодня человек жив, а завтра он сел в поезд, отстоял 10 часов на солнце на блокпостах и ​​у него случился инсульт, он умер.Если людей эти беды напрямую не касаются, то они к ним относятся более агрессивно.- У тебя остались друзья или товарищи в Донецке?- У меня выехало 95% моего окружения. Если бы я сейчас приехал в Донецк, то встретился с двумя своими бабушками, с тетей и еще с одним другом детства, а все остальные уехали.- В фильме есть пьяные люди. Поймала себя на мысли, нужно ли их показывать в таком кино? - Это был огромный соблазн: зайти в поезд, найти большую кучу пьяных людей и наснимать пьяного трэша. Но мы сразу от этого отказались, лишь сняли нескольких таких, потому что пьяный человек не всегда адекватный, и, возможно, под действием алкоголя говорит не то, что хочет сказать. Нельзя строить фильм на таких персонажах, но они есть, как в любом другом поезде страны.У нас документальный фильм, мы фиксируем реальность, и она такова. Хотя если мы говорим о художественном кино, то, наверное, есть мода не показывать таких людей.- В фильме много внимания уделено стереотипам о Донбассе и войне. Благодаря проделанной работе нашел свой рецепт борьбы со стереотипами?- Это непаханое поле для социологов и психологов, потому что люди травмированы. Я не психологом, и не мог за тот короткий промежуток времени, который у меня был для общения в поезде, помочь. Все что я мог - послушать историю, и для многих - это уже здорово. Многие говорили после съемки: "Мне стало легче, что я вам это рассказал".Думаю, такие разговоры должны быть на уровне общества - у нас много людей травмированных с обеих сторон.Нужно хотя бы начать слушать, потому что когда человек начнет говорить - это уже начало даже не то что диалога, а начало любой терапии. Людям нужно начать говорить, а там уже подключатся профессионалы, которые смогут направить эти разговоры в правильную сторону.- Но выслушать нужно и то, что нравится, и то, что не нравится.- Если мы будем слушать только то, что нравится, то у нас не будет полной картины мира. Если мы будем слушать и то, что нам не нравится, то мы будем более человечно относиться к людям, мы будем больше понимать, почему они именно так говорят."Политтехнологи с 2004 года очень жестко работали для разделения Украины"- Как ты ответишь на аргумент, что твой фильм - интересный только людям, которые связаны с войной и востоком?- Я не буду это отрицать. У этого фильма есть своя целевая аудитория, и это люди, которые связаны с Донбассом: военные, переселенцы или жители оккупированных территорий. Фильм сделан, в первую очередь, для них и о них. Но было бы не плохо, если бы с фильмом познакомились все жители Украины, тогда бы они лучше понимали наш регион.Донбасс всегда был закрыт и это долгий разговор, почему он такой был. У людей, которые живут на Донбассе, есть стереотипы о своем регионе. И у людей, которые не живут там, видимо, есть еще больше стереотипов. Если человек хочет иметь более полную картину, и он живет во Львове или в Киеве, ему, возможно, нужно посмотреть фильм.- Некоторые твои герои не сдерживаются в комментариях, повторяют российскую пропаганду. Но людей с подобной точкой зрения можно найти в любом поезде страны. Не думаешь ли ты, что показав их именно в поезде "Киев - Константиновка", подкидываешь дрова в стереотип "Донбасс - это сепары".- Возможно и так, но... Мне нравится в фильме фраза украинского военного из Донецка. Он сказал, что таких людей много не только на Донбассе, просто у жителей других регионов не было возможности проявить себя.Если рассматривать вопрос евроинтеграции, НАТО, отношения к России, то даже на западной Украине, которую мы там часто берем за образец государственности, за образец независимости, то даже там есть много людей с просоветским мышлением, но у них не было возможности проявить себя, а на Донбассе она была.- Твои герои говорят, что война растянется еще на 10 - 20 лет. У тебя тоже есть такое ощущение?- Мне кажется, что в такой проблеме трудно что-то предсказать. Рядовой украинец, даже очень образованный, летом 2013 года не представлял, что за год не сможет поехать в Крым, на Донбасс, в Донецк посмотреть Лигу чемпионов, потому что на стадионе никто не будет играть. В 2013 году человек просто поставил бы палец к голове и сказал: "Вы или дураки, или больные".Думаю, что конфликт действительно надолго, но мы должны быть готовы к тому, что ситуация в мире очень быстро может измениться, как это было в 2014-м. Поэтому мы должны быть готовы вернуть эти территории не через 20 лет, а быстрее.- В разговорах с пассажирами поезда какой-то рецепт мира удалось сформулировать?- Когда я общался с людьми, то они говорили, что особых краеугольных камней в этой войне у нас нет. Это не религиозная война, не за материальные ресурсы. Это война, которую создали политтехнологи, пропагандисты. Она в головах людей.Если мы больше будем общаться друг с другом, возможно, придем к миру. Я думаю, что у нас политтехнологи с 2004 года очень жестко работали на разделение Украины. Работали на то, чтобы разделить людей из-за своих политических позиций. И это сработало, к сожалению.Но если политтехнологи начнут работать в другом направлении, то все это через некоторое время можно погасить."Луганск, Донецк, Алчевск, Константиновка построили европейцы-промышленники"- Где вы хотите показывать "Киев - Война"?- Хотим показать на кинофестивалях в Украине, в Европе. Фильм был готов весной, и у нас были договоренности с фестивалями не только в Украине. На нескольких индустриальных платформах нас отобрали на маркеты, но это отменилось, и сейчас трудно спланировать какой-то релиз, потому что никто не знает, что будет с кинотеатрами. Сейчас это сложно.Если говорить об онлайне, то, конечно, мы хотим показать фильм как можно более широкой аудитории. Но, опять же, если ты выкладываешь фильм в Youtube, то люди к этому относятся как к какой-то фигне - это бесплатный контент.- В одном из интервью режиссер Любомир Левицкий, который живет на Украине и США, сказал, что Украина получит первый Оскар за документалистику. Ты согласен? И ты отдал бы свой фильм на Оскар?- Нет, я твердо стою на ногах и понимаю, что этот фильм не уровня Оскара. Чтобы получить Оскар или любую фестивальную награду, нужно, чтобы сошлось много факторов, на которые ты, как режиссер, как создатель фильма не можешь напрямую повлиять. Фильмы, которые получают награды, не только качественно сделаны, у них есть определенная почва.Но я думаю, что у Украины есть все шансы в оскаровской документалистике. Когда был большой простой в игровом кино, когда годами ничего не снималась, украинские документалисты понемногу работали, потому что они нуждались в меньших бюджетах. Наша школа документального кино мощнее чем школа игрового кино.- Ты придумал следующий фильм, который будешь снимать о Донбассе?- Да, хочу снять фильм о том, как был основан Донбасс в XIX веке западными переселенцами-промышленниками. Это очень интересная тема, о которой мало кто говорит.И Луганск, и Донецк, и Алчевск, и Дружковка, и Константиновка - это все большие колонии западных стран: Бельгии, Шотландии, Великобритании. Мне хочется снять документальный фильм о том, что Донбасс должен был быть еще более проевропейским, чем западная Украина, потому что там запустили первый поезд, который приезжал из Брюсселя в Донецк. И этим поездом можно было за три дня доехать до Западной Европы.На Донбассе было отделение Сименс и компании других европейских промышленников. Мы не только потеряли их, но и потеряли память о них.Поэтому я хочу сделать фильм под названием "Евродонбас" и рассказать эту историю.


Все новости издания: iod.media

Наши мобильные приложения:

Просмотров: 41444
Опубликовано: 17.09.20


Похожие новости:
 

СМИ Украины - новости Украины

Данный раздел новостного агрегатора smi.pp.ua будет держать Вас в курсе последних событий Украины. Новости из украинских СМИ берутся автоматически и добавляются в общую ленту агрегатора. В данный момент к разделу "СМИ Украины" подключено более 25 проверенных источников новостных ресурсов, но лента постоянно дополняется новыми интернет изданиями Украины, которые транслируют новости Украины на своих сайтах. Достаточно посетить наш новостной агрегатор, что бы читать последние новости Украины в режиме онлайн. Думаем, что данный раздел будет полезен нашим пользователям.